ЕСПЧ по делу Эстемировой: российские власти не провели эффективное расследование убийства правозащитницы

Сегодня, 31 августа 2021 года, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес постановление по делу об убийстве сотрудницы чеченского представительства Правозащитного центра «Мемориал» Натальи Эстемировой в 2009 году.

ЕСПЧ установил, что власти Российской Федерации несут ответственность за нерасследование этого преступления. Найдено нарушение процессуальных обязательств статьи 2 (право на жизнь) Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Также ЕСПЧ посчитал, что в деле нарушена статья 38 (порядок рассмотрения дела), поскольку власти России не предоставили ЕСПЧ большую часть материалов дела.

К сожалению, ЕСПЧ не установил субстантивного нарушения статьи 2, то есть не установил ответственности представителей государства за убийство правозащитницы. Сестре Натальи Эстемировой Светлане присуждена компенсация морального вреда в размере 20 тыс. евро.

Интересы заявительницы в ЕСПЧ представляли сотрудничавшая с ПЦ «Мемориал» юрист Анастасия Ражикова и юристы Европейского центра защиты прав человека (EHRAC). На национальном уровне Светлану Эстемирову представлял адвокат Роман Карпинский.

Наталья Эстемирова была похищена рано утром 15 июля 2009 года возле её дома в Грозном. Несколько часов спустя её тело с огнестрельными ранениями было обнаружено в Ингушетии неподалеку от села Гази-Юрт.

С начала 1990-х годов Наталья Эстемирова боролась с безнаказанностью за нарушения прав человека в Чечне. Осенью 1999 года, когда началась Вторая чеченская война, она стала сотрудничать с Правозащитным центром «Мемориал». Благодаря её бесстрашной работе, мир узнал о ракетном ударе по центру Грозного в октябре 1999 года, в результате которого погибли более ста мирных жителей, об убийстве десятков мирных граждан российскими силовиками в селе Новые Алды в феврале 2000 года, о насильственных исчезновениях, пытках, внесудебных казнях и карательных поджогах 2007–2009 годов и многих других преступлениях сначала российских военных и полиции, а затем — сотрудников чеченских силовых структур.

В 2008 году чеченские власти потребовали, чтобы женщины обязательно стали носить платки. Эстемирова выступила против. Поле этого ей угрожал лично глава Чечни Рамзан Кадыров.

Одним из последних преступлений, которые она предала огласке, была публичная казнь Ризвана Албекова вооружёнными людьми 7 июля 2009 года в селе Ахкинчу-Борзой. После этого Наталья также получала угрозы.

Тем не менее, основная версия, которой придерживаются российские власти, состоит в том, что Эстемирова была убита боевиком Алхазуром Башаевым. Эта версия появилась в январе 2010 года, тогда как сам предполагаемый преступник, по официальной версии, был убит в ходе спецоперации 13 ноября 2009 года. Следствие вначале полагало, что преступление произошло из-за того, что Эстемирова знала и писала о причастности Башаева к вербовке боевиков. Позже эта версия была дополнена Следственным комитетом: якобы Башаев убил Эстемирову, выполняя приказ Доку Умарова (на тот момент лидера «Имарата Кавказ», террористической организации, запрещённой в России). Целью преступления было дискредитировать власти России и Чечни накануне переговоров президента России Дмитрия Медведева и канцлера ФРГ Ангелы Меркель.

В 2013 году в материалах уголовного дела об убийстве Натальи Эстемировой было как минимум 95 томов. Однако юристу её сестры, признанной потерпевшей по делу, позволили ознакомиться лишь с девятью томами — и то на условиях подписки о неразглашении. При этом ему не удалось получить доступа к материалам дела, касающимся расследования, проводившегося в первые полгода после убийства — с июля 2009 года по январь 2010 года. Российские суды признали отказ в доступе к материалам дела законным.
21 июня 2011 года сестра Натальи Эстемировой Светлана обратилась с жалобой в ЕСПЧ.

На стадии коммуникации жалобы власти РФ представили в ЕСПЧ лишь полторы тысячи из более чем десяти тысяч страниц материалов уголовного дела. При этом среди документов, представленных правительством, отсутствовали:

— большая часть документов, относящихся к периоду 16 июля 2009 года — 10 января 2010 года;
— протоколы допросов коллег Натальи Эстемировой, в которых они рассказывали об угрозах, поступавших ей от президента ЧР Рамзана Кадырова, Уполномоченного ЧР по правам человека Нурди Нухажиева и других официальных лиц ЧР;
— протоколы допросов официальных лиц ЧР, включая Рамзана Кадырова и Нурди Нухажиева;
— протоколы допросов сотрудников Курчалоевского отдела полиции, которые могли быть причастны к убийству, поскольку Эстемирова расследовала их преступления.

Можно сказать, что материалы, которые власти послали в ЕСПЧ, были отобраны таким образом, чтобы подтверждать официальную версию о том, что убийство совершил Алхазур Башаев.

В пользу этой версии следствие выдвигает следующие аргументы:

— пистолет, из которого была убита Эстемирова, был найден в схроне с оружием, обнаруженном в доме у Алхазура Башаева в ходе обыска 13 января 2010 года;

— 7 февраля 2010 года в подземном гараже в частном доме в Грозном обнаружили автомобиль ВАЗ-2107, на котором якобы похитители увезли Эстемирову. В салоне лежал глушитель для пистолета, а в багажнике — автомобильные номера, по которым оперативники нашли предыдущего владельца машины. Он по фотографии опознал в покупателе машины Алхазура Башаева. По версии следствия, именно этот глушитель использовался в ходе убийства Эстемировой (хотя экспертиза не установила, что пули, найденные на месте преступления, выпущены при помощи этого глушителя);

— сотрудник милиции, дежуривший на блокпосту в день убийства 15 июля 2009 года, дал показания, что Башаев проезжал на машине через его блокпост и показывал ему удостоверение сотрудника милиции, которое, как выяснилось потом, было поддельным.

«Мемориал» считает основную версию следствия несостоятельной по следующим причинам:

— Коллеги Эстемировой провели собственное расследование. Они нашли живущего во Франции брата Алхазура Башаева, Анзора, который предоставил свои биологические образцы для выделения ДНК.
Профили ДНК Анзора были сопоставлены с профилями ДНК из образцов, полученных в ходе официального следствия: из потожировых выделений на блузке Эстемировой (преступники затаскивали и затем удерживали её в машине); из подногтевого содержимого Эстемировой (она оцарапала похитителей); из слюны с окурка, найденного в машине; из смыва с расчёски из дома Алхазура Башаева; из останков, эксгумированных на месте, где, по официальной информации, был убит Алхазур Башаев. Результат был однозначен: нет никаких оснований утверждать, что среди похитителей Эстемировой был Алхазур Башаев или его родственники.

— Мотивы о личной мести Башаева за публикации Наташи и об исполнении приказа Доку Умарова противоречат друг другу. Непонятно, чем Эстемирова могла вызвать у Алхазура Башаева личную неприязнь. Весной 2009 года, когда «Мемориал» опубликовал сообщения о нём, правоохранительные органы уже знали, что Башаев вербовал молодёжь.

— Дом Алхазура Башаева впервые обыскали через много месяцев после того, как тот ушёл «в лес», и через два месяца после сообщения о его гибели. С этого момента версия о его причастности к убийству Натальи Эстемировой стала основной. С учётом засекреченности материалов уголовного дела до января 2010 года возникает серьёзное подозрение, что первые полгода после убийства следствие могло рассматривать другую версию, от которой позже решили отказаться.

— Вызывает сомнение, что Башаев хранил самодельный пистолет, из которого совершено резонансное убийство, вместе с противотанковыми ракетами. Вызывает сомнение версия следствия о том, что боевик, находящийся в розыске и скрывающийся от правоохранительных органов, выбрал собственный пустующий дом, куда надо пробираться, скрываясь от глаз соседей, чтобы спрятать там не только эту очевидную улику против себя, но и фальшивое милицейское удостоверение. Для полноты картины не хватало собственноручно написанного Башаевым чистосердечного признания в убийстве, которое он спрятал бы в этом схроне.

— Официальная экспертиза показала, что найденный в машине глушитель не имеет отношения к убийству Эстемировой.
— У следствия не было объективных доказательств того, что найдена именно та машина, на которой преступники похищали Наташу. В машине не были обнаружены следы крови, пота, отпечатки пальцев или волосы Эстемировой. Эксперты не пришли к однозначному выводу, были ли найдены в машине волокна её одежды. Не было установлено, были ли частицы материалов сидений или коврика из этой машины на одежде и обуви Наташи. Экспертиза почв, изъятых с места преступления и с места обнаружения автомобиля, не установила их идентичность. Но даже если допустить, что похитители увозили Эстемирову именно на этой машине, совершенно непонятно, зачем преступникам было оставлять в багажнике госномера.

— В ходе следствия троюродный брат «главного подозреваемого» Ризван, подтвердил, что и пистолет, из которого убили Эстемирову, и машина принадлежали Алхазуру. Однако этим показаниям едва ли можно доверять. Летом 2009 года Ризван Башаев добровольно ушёл от боевиков, сдался ФСБ и сотрудничал с властями, в результате чего уголовное дело в отношении него было прекращено. Он находится под полным контролем силовиков.

— Версия «заказа» убийства Умаровым основана на показаниях человека, находившегося в заключении, то есть целиком зависимого от силовиков.

— Непонятно, зачем боевикам, якобы желавшим убийством правозащитницы дискредитировать власти ЧР, надо было вывозить похищенную в Грозном Наташу Эстемирову из Чечни через блокпосты в соседнюю Ингушетию. Тем более, что в тот период в районе границы республик проводилась спецоперация, которой руководил «правая рука» Кадырова Адам Делимханов.

— Вызывает удивление, что сотрудник милиции, допрошенный 30 января 2010 года, то есть через шесть месяцев после убийства, сумел опознать Башаева как человека, проезжавшего в день убийства через блокпост.

ЕСПЧ установил, что расследование убийства Натальи Эстемировой не может быть признано эффективным. ЕСПЧ отметил, что версия следствия имела лишь несколько доказательств, в отношении которых были неубедительные и противоречивые выводы экспертиз. В частности, ЕСПЧ отметил что экспертами не было точно установлено, что:

— пули и гильзы, найденные на месте преступления, принадлежали одному оружию;
— найденная у Башаева одежда соприкасалась с одеждой Эстемировой;
у пистолета, найденного у Башаева, был глушитель;
— найденные в машине Башаева биологические материалы принадлежали Эстемировой.

ЕСПЧ также отметил, что следствие не объяснило, почему на теле Эстемировой и на месте преступления не было найдено следов ДНК Башаева и других членов НВФ. Суду не очевидно, что власти предприняли попытку установить всех участников преступления.

ЕСПЧ также отметил, что власти не предоставили все материалы уголовного дела.

ПЦ Мемориал сожалеет, что ЕСПЧ не признал ответственность властей за гибель Натальи Эстемировой. Ранее руководитель программы «Горячие точки» Олег Орлов развернуто аргументировал свои слова об ответственности Рамзана Кадырова — из-за чего его обвинили в клевете. Здесь можно прочитать полный текст его выступления в свою защиту на суде.

Читать этот текст на сайте