News

Немецко-российский правозащитный диалог

Проект Форума русскоязычных европейцев
«Мемориал» признал политзаключёнными двоих севастопольцев, осуждённых по делу о подготовке диверсий в пользу Украины

Правозащитный центр (ПЦ) «Мемориал» считает Алексея Бессарабова и Владимира Дудку политическими заключёнными, согласно международному руководству по определению этого понятия. Мы полагаем, что уголовное преследование осуществлено по признакам принадлежности к определённой профессии (офицеры военно-морских сил Украины в отставке), наличия устойчивой связи с Украиной, основано на пытках и фальсификации доказательств преступления при отсутствии его события, в нарушение прав на защиту и справедливое судебное разбирательство. ПЦ «Мемориал» призывает немедленно освободить Бессарабова и Дудку.

Кто такие Владимир Дудка и Алексей Бессарабов

Журналист Алексей Бессарабов и инженер МЧС России Владимир Дудка — жители Севастополя, бывшие офицеры военно-морских сил Украины, ушедшие в отставку за несколько лет до аннексии Россией Крыма.

9 ноября 2016 года их задержали сотрудники ФСБ. Обоих обвинили в подготовке диверсий в Севастополе по заданию Украины.

4 апреля 2019 года Севастопольский городской суд приговорил Бессарабова и Дудку к 14 годам колонии строгого режима и штрафам в 300 тыс. руб. и 350 тыс. руб. соответственно по ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 281 (приготовление к диверсии в составе организованной группы) и ч. 3. ст. 222.1 (незаконное хранение самодельных взрывных устройств в составе организованной группы) УК.

В чём их обвиняют

По версии ФСБ, Бессарабов и Дудка готовились под руководством военной разведки Украины взорвать объекты передачи радиотелевизионных сигналов и склады горючего Черноморского флота РФ в Севастополе.

Почему ПЦ «Мемориал» считает Бессарабова и Дудку политзаключёнными

Более недели после задержания обвиняемых прятали от родных и адвокатов.

Позднее они подробно рассказали, что в это время сотрудники ФСБ пытали их электрическим током и вынудили на камеру дать признательные показания.

Российские центральные телеканалы использовали нарезку «видеопризнаний» как доказательство преступлений «киевской хунты». От обвинений по многим подобным делам в Крыму, сопровождавшихся такими же видеопризнаниями, ФСБ приходилось впоследствии отказываться (см., например, кейсы Владимира Присича и Редвана Сулейманова), поэтому рассматривать их как подтверждение вины осужденных невозможно.

С нашей точки зрения, ФСБ не представило весомых доказательств преступления. Так, на «найденных» в тайнике взрывных устройствах нет биологических следов обвиняемых.

Несмотря на то, что за ними вели наружное наблюдение с видеозаписью, а телефоны прослушивали, — их не смогли «взять с поличным». В деле нет ни видео-, ни аудиозаписей, хотя бы косвенно подтверждающих подготовку диверсий.

В качестве доказательства приведена переписка в мессенджере «Вайбер», однако есть убедительные основания полагать, что она сфабрикована, а специальные телефоны, по которым её якобы вели, подброшены.

Мы полагаем, что дело Дудки и Бессарабова сфабриковали российские власти в пропагандистских целях, в рамках длительной кампании создания образа врага из Украины и её граждан.

***
Признание людей политзаключёнными не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с их взглядами и высказываниями, ни одобрения их высказываний или действий.

Подробнее описание дела и позицию ПЦ «Мемориал» см. на нашем сайте.

Яндекс-кошелёк 410011205892134 и карта «Сбербанка» № 5469 3800 7023 2177 Союза солидарности с политзаключёнными для помощи всем политзэкам.

Текст на сайте